Полная версия Мобильная версия

Рвануть бы, да не на что. Машиностроительные предприятия Удмуртии начали публиковать годовые отчеты

K 1334
J
Дмитрий Манылов

То, что происходит в экономике в последние годы, эксперты все чаще описывают естественно-научным термином «турбулентность». Колоссальная концентрация средств в руках глобальных финансовых спекулянтов приводит к тому, что колебания на локальных рынках усиливаются до форс-мажорных величин, возникают быстроменяющиеся разнонаправленные тенденции. В этих условиях статистика перестает быть скучной наукой.

Фото: izhbilet.ruВот и сейчас Удмуртстат подбросил очередную удивительную цифру — индекс производства машин и оборудования в республике в январе-феврале 2016 года составил 194% к тому же периоду прошлого года. По производству электрооборудования, электроники и оптики рост вообще в 2,5 раза. В целом индекс промпроизводства по обрабатывающей отрасли, отражающий изменение физического объема выпущенной продукции, в первые два месяца года Удмуртстат оценивает в 147%.

При этом в IV квартале 2015 года этот же показатель равнялся 82,3%, то есть был спад почти на 20%. Возможно, «заоблачный» рост начала 2016 года связан с девальвационным шоком, затормозившим отгрузку в первые месяцы после обвала рубля в конце позапрошлого — начале прошлого года. При таких скачках имеет смысл оценивать не цифры, а тенденции, и как ни крути, сложившаяся в Удмуртии ситуация такова, что спасательным кругом нашей экономики стал гособоронзаказ. Оборонка выручила и республиканский бюджет, заместив снижение поступлений от нефтяников. Недавно на одном из совещаний глава Минфина УР Станислав Евдокимов оценил объем возвратов 2015 года по налогу на прибыль, в основном от наших нефтяных компаний, в сумму более 3 млрд рублей.

Гособоронзаказ стал спасением для экономики Удмуртии. Фото: rbc.ru

Заказывает теперь только государство

Пока тенденция роста объемов производства на оборонных предприятиях сохраняется. Отметим, что обеспечивается это прямым финансированием из средств федерального бюджета и не имеет никакого отношения к платежеспособному спросу населения и бизнеса — там ситуация обратная.

Реальные располагаемые доходы жителей республики, по данным Удмуртстата, в январе 2016-го к январю прошлого года составили 76,1%. Ситуация значительно опаснее той, которая сложилась у нас в конце 2008 года. Наращивая объемы производства, крупнейшие предприятия теряют позиции по своим гражданским направлениям. Оборонка позволяет затормозить спад и сохранить критически важные технологии, но без повышения платежеспособного спроса выход из кризиса невозможен.

Не все крупные заводы еще опубликовали свою финансовую отчетность по итогам прошедшего года, но у некоторых она уже появилась. Можно констатировать, что по результатам 2015 года предприятия с наибольшей долей военной продукции оказались в наилучшем положении. Например, «Аксион-холдинг». Его годового отчета на серверах раскрытия информации еще нет, но из данных за IV квартал 2015-го видно, что рост объемов производства есть, и очень неплохой — 149%. Указана также доля продукции, выпускаемой в рамках оборонного заказа, на начало 2016 года — 96%.

Фото: panoramio.comВселяет оптимизм и завершение года в концерне «Калашников». Его генеральный директор Алексей Криворучко озвучил недавно информацию о том, что в прошлом году концерн в четыре раза увеличил объем производства и вышел на безубыточность, получив чистую прибыль в размере 2,1 млрд рублей. ИЭМЗ «Купол» уже несколько лет демонстрирует хорошие показатели, и в 2015 году попал в десятку крупнейших налогоплательщиков Удмуртии.

Несколько иная ситуация на Ижевском радиозаводе — выручка в 2015 году там упала почти на 15%, снизилась и валовая прибыль, однако чистую прибыль удалось увеличить до 240,8 млн рублей. Это сделано за счет значительного сокращения по статье «прочие расходы», связанного в первую очередь со снижением вкладов в имущество дочерних обществ. При этом фактические выплаты по заработной плате сотрудников уменьшились на 6,4%, то есть предприятие включилось в программу жесткой экономии расходов. Символично, что в 2015 году здесь окончательно прекратили производство бытовой радиоаппаратуры. В отличие от магнитофонов «Иж», производившихся «Аксионом», радиозаводская марка «Сириус» продержалась дольше, но и ее участь была предрешена. На сайте завода вывешены еще приемники под брендом «Лира», но, похоже, недолго им там осталось красоваться.

Прощай, радиоаппаратура!

Фото: arms-expo.ruПолучается, что головные оборонные предприятия чувствуют себя неплохо, а вот те, у кого доля военной продукции ниже, те, которые стоят по кооперационной цепочке чуть дальше от основных контрагентов Министерства обороны РФ, столкнулись с серьезными проблемами.

Кстати, из-за этих проблем потом страдают и головные предприятия. Так как с ними заключаются контракты по гособоронзаказу,  их ценовая политика находится под полным государственным контролем. Цены на готовую продукцию жестко увязываются с официальными темпами инфляции, которые, как известно, часто бывают весьма далеки от реальности. Чем дальше предприятие находится в технологической цепочке кооперации, тем больше у него свободы в ценообразовании.

Поскольку такие предприятия сейчас фактически отрезаны от финансирования и именно они испытывают наибольшие финансовые проблемы, то им приходится решать их через повышение цен на поставки комплектующих для головных оборонных заводов. Это как раз тот подводный камень, который может свести на нет сегодняшние успехи оборонки. Он подтверждает, что, во-первых, оборонная промышленность не может развиваться в отрыве от гражданского направления, во-вторых, предприятиям, расширяющим свою гражданскую номенклатуру, нужны дешевые долгосрочные кредиты. Иначе вся логика технологического рывка через отдельный канал финансирования по линии Минобороны РФ будет сведена на нет.

Контроль над расходами иногда приходится проводить за счет персонала. Но зарплата персонала формирует спрос и налоговые отчисления в регионе. Фото: istu.ruПосмотрим, что происходит на предприятиях гражданского сектора. Например, «Ижнефтемаш» в 2015 году увеличил выручку по сравнению с 2014-м почти на 29%, при этом чистая прибыль выросла еще больше — на 79%. Более 40 млн рублей было уплачено в бюджеты всех уровней по налогу на прибыль. Правда, рост расходов на заработную плату составил всего 6% — как и подавляющее большинство предприятий, «Ижнефтемаш» проводит политику отставания темпов роста зарплаты от увеличения объемов производства. Отчасти это связано с тем, что у менеджмента нет уверенности в стабильности макроэкономической ситуации.

Предприятие относится к нефтесервисному сектору — текущие преимущества можно было бы использовать для увеличения доли рынка и вытеснения западных компаний, но, видимо, и здесь все упирается в «длинные» дешевые деньги — рост пассивов обеспечен увеличением кредиторской задолженности и краткосрочных займов. Прироста остатка «длинных» денег и здесь не обнаружено.

Характер заседания коллегии Минпромторга УР должен был бы буквально соответствовать его заявленной теме: «О состоянии потребительского рынка УР в 2015 году и перспективах его развития на 2016 год», то есть чиновники собирались констатировать, что все плохо, а будет еще хуже. Так бы все и прошло, если бы... Читать далее...Еще в большей степени эта проблема видна у «Ижстали». Предприятие по итогам 2015 года на 8,5% увеличило выручку, вышло на валовую прибыль, значительно сократило чистый убыток, но остаток по долгосрочным обязательствам снизился почти на 40% при увеличении на 44,5% краткосрочных долгов. Это значит, что любой перебой в рефинансировании коротких кредитов может критически повлиять на платежеспособность.

Подождем отчетов других предприятий, но очевидно, что там будет то же самое — всплеск объемов производства и увеличение рентабельности, не подкрепленное инвестициями в развитие, не приведет к долгосрочному устойчивому росту, но похоже, что в текущем году наше машиностроение еще на плаву.


Читайте также


comments powered by HyperComments