Полная версия Мобильная версия

Камбарские Эмираты. Пожалуй, самый депрессивный район Удмуртии преподнесли журналистам как конфету

K 3926
J
Юрий Абашев

 

«Удмуртский Мордор», «самый депрессивный район республики» — как только не называли Камбарский район, в котором есть все прелести российской провинции: безработица, отсутствие дорог и повальное пьянство. Казалось бы, постройка моста через Каму и завод по переработке химоружия вдохнут в район новую жизнь, но у медали появилась обратная сторона.

Фото: © «ДЕНЬ.org»Пресс-тур, организованный для журналистов Удмуртии, напоминал развлекательную экскурсию, по сути, он таковой и являлся. Нас встречали добродушные бабушки с песнями и хлебосольными церемониями, показывали красочные презентации о Камбарском районе, чей потенциал, как культурный, так и промышленный, действительно велик. А теперь разберёмся в том, как использовали этот потенциал.

Завод живёт и планирует работать

Фото: © «ДЕНЬ.org»Мощнейшее наследие Советского Союза и Российской империи — Камбарский машиностроительный завод (КМЗ) находится сегодня в руках частного бизнеса. Работает своими силами, без помощи государства.

Завод в масштабах России уникален — это последнее сохранившееся предприятие в стране, которое снабжает отрасль по добыче леса, торфа, угля узкоколейными тепловозами и железной дорогой к ним. Помимо этого, КМЗ производит вагоны и спецтехнику. Ситуация, как и у всех, стала усложняться с началом кризиса.

Фото: © «ДЕНЬ.org»«Заказы на тепловозы есть, но их становится всё меньше. Денег в стране не так много, как раньше, поэтому мы ищем себя в новых отраслях промышленности. Вот „нефтянка“, там деньги ещё есть, поэтому мы сейчас внедряем производство дозирующих установок для нефти и газа. В принципе завод готов взяться за любую работу», — рассказал главный технолог КМЗ Николай Ларин.

Фото: © «ДЕНЬ.org»Расширение производства в сторону нефтяной промышленности держит предприятие на плаву. Заказы на тепловозы поступают со всей России и из Китая. В год выпускается порядка десяти единиц техники.

Завод остро нуждается в «думающих» специалистах — технологах, конструкторах, инженерах. В цехах трудятся пожилые мужчины, квалификацию и опыт они получили ещё в Советском Союзе. Молодёжь не является чем-то редким на предприятии, она-то и является интеллектуальными кадрами завода.

«Средний возраст рабочего — 35 лет. У нас трудятся либо уже пожилые, либо очень молодые работники, мужчин среднего возраста почти нет. Мы стараемся привлекать на завод молодёжь, прибегаем в каком-то смысле к аутсорсингу. Стараемся поддерживать уровень средней зарплаты в 25 тысяч рублей», — сказал Николай Ларин.

Фото: © «ДЕНЬ.org»Но высокая, по меркам Камбарки, зарплата не сравнится с заработком в Ижевске. Кадры для КМЗ куёт Камбарский машиностроительный колледж, после которого у студентов есть возможность поступить в ИжГТУ без экзаменов. Большинство так и остаётся в Ижевске, ведь в родной Камбарке работы, за исключением завода, практически никакой нет. Из-за этого завод страдает от кадрового голода: если на текущие задачи людей хватает, то на что-то большее производство уже неспособно.

Выброшенный потенциал

Экскурсия продолжилась в администрации Камбарского района. На входе с песнями нас встретили упомянутые выше бабушки. Песни, как и у всех, про нехватку денег.

Фото: © «ДЕНЬ.org»«Район находится в точке начала роста. Мы сидим сейчас в отремонтированном актовом зале, правда, кабинеты ещё ремонт не затронул, но мы ждём. Проблем у района сейчас три — это сворачивание завода по переработке химоружия, новый мост и нехватка денег», — рассказал руководитель аппарата главы района Константин Дьяков.

Фото: © «ДЕНЬ.org»Закрытие завода повлечёт высвобождение большого количества рабочих рук, которым не найдётся занятости в городе. Специальной рабочей группой при Минпромторге России рассматриваются несколько вариантов дальнейшего использования предприятия: проект по сжиганию отходов 1-го и 2-го класса опасности, часть производства солнечных батарей или завод по изготовлению лакокрасочных изделий. Предложения по перспективам предприятия ещё поступают, но конкретного решения нет. Неизвестно, успеет ли группа решить вопрос до закрытия завода.

Инфраструктура Камбарки в связи с реализацией федерального проекта по уничтожению химоружия была реконструирована, на этом настаивал лично начальник существовавшего тогда ФГУП «УССТ № 6» Александр Курбатов. Электрические и теплоснабжающие сети усилили, чтобы они смогли обеспечить работу крупного завода, находящегося под боком.

Фото: © «ДЕНЬ.org»При строительстве Камского моста реконструкцию дорожных сетей в Камбарке и объездную вокруг неё делать не стали. Не учли, видимо, что через мост должен идти крупный автомобильный поток, который обрушится на улицы маленького города.

«Дороги в объезд города нет, наши дороги ещё не готовы к такому потоку машин. Вы только представьте, что будет, когда по Камбарке начнут курсировать фуры. В данный момент мы в поиске решения», — отметил Дьяков.

Фото: © «ДЕНЬ.org»Решение ищется, а движение по мосту уже открыто. Наш торжественный въезд в Камбарку продолжался не меньше двадцати минут, пока объезжали ямы и канавы.

Конечно, местные жители, говоря о проблемах родного города, в отличие от чиновников слов не жалеют. Работы всем не хватает, мужское население в основном пьёт, молодёжь старается перебраться в ближайшие столицы в поисках лучшей доли.

«Камбарские Эмираты» я не увидел, зато увидел район с огромным промышленным потенциалом, который используют постольку-поскольку. Ворох накопленных проблем день за днём ждёт своего решения, или он ждёт экстренного приезда Александра Бречалова?

 


Читайте также


comments powered by HyperComments