Полная версия Мобильная версия

Песни и мотоциклы. В Ижевске московский баритон признался в своей страсти к «Иж Планете Спорт»

K 2506
J
Александр Поскребышев

На сцене Удмуртской государственной филармонии впервые выступил столичный певец Владислав Косарев. Вместе с оркестром «Золотая мелодия» проникновенный баритон исполнил программу романсов, русских народных и советских песен «Услышь меня, хорошая…». Послушав московского гостя со сцены, обозреватель «ДЕНЬ.org» пришел послушать его и за кулисами.

Фото: Александр ПоскребышевМузыка без саморазрушения

— Какие песни звучали в вашем родительском доме? — с нехитрого вроде бы, но точного индикаторного интереса к певцу стартовал наш разговор.

— О-о-о! — протянул Владислав Косарев. — Самые разнообразные! В музыкальной школе в родном Смоленске мои педагоги закладывали всем ученикам высокую планку, прививая любовь к классике, а дома у нас всегда звучали Юрий Гуляев, Муслим Магомаев, Иосиф Кобзон, Валерий Ободзинский, Георг Отс, Анна Герман. Если говорить о зарубежных исполнителях, то я слушал Элвиса Пресли, Тома Джонса и Фрэнка Синатру. Прекрасно помню, как в 80-х годах в новогоднюю ночь, а точнее почти под утро, мои родители с интересом смотрели и слушали телепрограмму «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады». Причем папа постоянно записывал эти концерты на старый «бобинник» (катушечный магнитофон. — Прим. авт.). Так что рос я на этой популярной, но очень качественной музыке. А вот станет ли классикой то, что звучит сейчас из телевизионных приемников? Не уверен, но буду рад ошибиться.

— А я вот буду не рад, если вы не ошибетесь! — с улыбкой ответил на ироничную реплику певца репортер «ДЕНЬ.org». — Знаете почему?

Фото: Александр Поскребышев— Знаю! Потому что большинство героев нынешних песен представляют собой, как бы аккуратней выразиться для интервью, персонажей далеко не «первой свежести». Раньше и песни были другими, и, что самое важное, герои песен тоже были другими. Они были монтажниками-высотниками, геологами, летчиками, космонавтами и т. д. Другими словами, хорошими, честными людьми…

— ...которые не забывали влюбляться. Взять хотя бы лирические песни «Что так сердце растревожено» Тихона Хренникова, «Платье» Александра Морозова или «Песню любви» Аркадия Островского… Перечислять можно бесконечно. И сейчас попсовики тоже поют о той же любви.

— Не скажите. Они зачастую поют не о любви. Этим словом они называют то, что несовместимо с ней, а иногда и вовсе путают любовь с похотью. Прекрасно понимаю, что на пошловатых песенках можно заработать намного больше, но я принципиально не пою такие песни, потому что они разрушили бы меня как человека и заодно разрушили бы мою публику. Поэтому я очень рад, что нахожусь по другую сторону «баррикад». Тем более я не одинок. Нас много, и у нас есть свой зритель.

Два обязательных вопроса и ответа

Ежегодно летом во время короткой передышки от гастролей Владислав Косарев едет на родную Смоленщину, выходит на природу, чутко слушает ее и впитывает ее ароматы — полевых цветов и трав.

— Наверное, из-за этого в вашем репертуаре и оказалась песня Евгения Птичкина и Татьяны Ульяновой «Травы луговые»? — журналист даже не мог подумать, что этот «проходной» вопрос вызовет столь искреннюю эмоциональную реакцию у вокалиста.

Фото: Александр Поскребышев— Вы первый, кто со мной заговорил об этой дивной песне! — воскликнул баритон. — Когда я услышал, как эту песню исполняла Людмила Зыкина, я был заворожен. Мы не представляем, сколько еще у нас есть таких «неизвестных», «неоткрытых», удивительных и проникновенных песен! И у меня нет ответа на вопрос, почему они не пошли в народ?! В песне «Травы луговые» очень непростой «второй план». Как меня учили мои педагоги, среди множества вопросов, на которые должен находить ответы певец, обязательно должны присутствовать два: «В каких обстоятельствах поется эта песня?» и «Кто герой этой песни?» Ответив на них, ты сделаешь первый шаг на пути к правде. Эта песня стала для меня таким же откровением, как и чудесная песня Александры Николаевны Пахмутовой «Бескорыстная душа» на стихи Марка Лисянского. Сегодня ее мало кто исполняет, хотя текст песни близок к духовному. Причем, если не знать, кто автор музыки, сложно поверить в то, что ее написала наша любимая и многогранная Александра Николаевна. Несколько лет назад мы пересеклись с ней на концерте в Саратове, посвященном юбилею полета Юрия Гагарина. Я пел несколько песен из цикла Пахмутовой «Обнимая небо крепкими руками», «Запевала звездных дорог», композитор сидела за роялем, а в кулисах стоял Николай Николаевич Добронравов. Стою на сцене, пою и не верю тому, что это происходит со мной. Не так давно я виделся и с Александром Сергеевичем Морозовым (автором известных песен «Платье», «В горнице», «Зорька алая», «В краю магнолий». — Прим. авт.) и тоже открыл для себя много новых его сочинений. Авторские, они стали народными песнями, и думаю, что их «народность» становится самой большой наградой для композитора.

— Владислав, а ведь мы забыли договорить о полевых ароматах. Что чувствуете и что слышите на лугах?

— Простите за аналогию, но если летом я не заряжаю свои «внутренние батареи» солнечной энергией, если не подпитываюсь от родной земли и не набираюсь свежих художественных впечатлений, если не похожу босиком, если не поброжу по лугам, если не пособираю зверобой, тысячелистник, таволгу вязолистную, то в концертный сезон меня хватит едва ли не до декабря.

ПС — лучшая советская двухколесная техника

Фото: vk.com/vladkosarevclubТонкую чувствительность к живой природе у Владислава Косарева не «придавила» его страсть к… «железным коням» — к мотоциклам. Причем именно к ижевским.

— У моего деда-фронтовика первым мотоциклом был знаменитый «Иж-49», а потом он купил себе «Минск», — певец приступил к откровению и потер руки. — Что касается меня, то я гонял и на дедовском «Минске», и на «Восходе-3М», на обеих ижевских «четвертках» — «Планете» и «Юпитере». Но моей мечтой всегда оставался ПС — «Иж Планета Спорт»! Тот, что комплектовали японскими карбюраторами и светотехникой. Вот это был мотоцикл! На мой взгляд, лучший из всех советских мотоциклов! Ой, какую тему мы затронули! А сейчас-то в Ижевске что-нибудь еще собирают?

— Скоро почти десять лет исполнится, как все погибло.

— Это очень обидно! Ну как можно было профукать такую славную историю! А ведь в 90-х годах «Ижмаш» покупал у японцев лицензионный четырехтактный двигатель, вилку, литые колеса… Еще бы чуть-чуть, и нынче ижевский мотоцикл мог бы конкурировать со всеми «китайцами»! Жаль! Тем не менее вы же видите, что у меня до сих пор «руки чешутся» до ижевских мотоциклов. В любом случае в будущем я хочу приобрести ПС исключительно в  «японской» комплектации. Ну а пока же ближе к лету я собираюсь купить новый мотоцикл и «защиту» — панцирь, «моточерепаху». Мама меня предупреждает: «Только не сильно мощный покупай». Придется послушаться, и поэтому подберу какого-нибудь «японца» на 125 «кубиков», чтобы дочку учить ездить, а потом обязательно в моем гараже появится «Иж Планета Спорт»!

Концерт для живых и… бессмертных

Смоленщина давно стала западным форпостом России, и, может быть, потому песни военной поры несут для Владислава Косарева особый смысл.

Фроуи Хансен (Fróði Hansen) со своим напарником Башталом Агустинуссеном (Bartal Augustinussen) привезли в столицу Удмуртии чуточку тамошней меланхолии, обернутой в романтичные сюжеты и приятную мелодику... Читать далее...— Эти песни я услышал от своего деда, который закончил войну в Чехословакии и потом еще долго воевал с бандеровцами на Западной Украине. Он был молчаливым мужиком, но иногда, посмотрев очередной выпуск теленовостей, понимая, что страна разваливается, вздыхал себе под нос и говорил: «За что мы воевали?» После этого он выходил на веранду, брал баян и играл свои любимые песни. Самым первым у него был «День Победы», а затем он играл «Землянку», «Эх, дороги!», «Смуглянку», «На солнечной поляночке»… Он же работал учителем музыки и баян считал самым русским инструментом с богатыми возможностями. У меня мурашки по коже до сих пор бегут, когда я вспоминаю его песни, как и свой прошлогодний концерт в Ростове-на-Дону накануне 9 Мая. После акции «Бессмертный полк» люди пришли на концерт с портретами своих родственников-фронтовиков, и на меня из зала смотрели не только живые, но и те, кто обессмертил и навсегда возвысил свое имя. Моих слушателей было в два раза больше, и это было ни с чем не сравнимое ощущение... Буквально до потери сознания. Выходя на сцену, я не позволяю себе врать и всегда стараюсь отработать по максимуму. А в тот день я испытал нечто — в глазах моих слушателей я видел невиданную концентрацию правды, и павшие бойцы были для меня как ангелы. И я пел не мертвым, а тем, кто стал живее всех живущих, я пел, глядя в глаза героям своих песен…


Читайте также


comments powered by HyperComments