Полная версия Мобильная версия

Стабилизация? Посмотрим на бодрую статистику рынка труда Удмуртии с практической стороны

K 3246
J
Дмитрий Манылов

Что-то слишком часто нам приходится в последнее время слышать о прохождении всевозможных статистических «пиков кризиса» в экономике. Вот и министр труда и миграционной политики Удмуртии Надежда Губская на своей пресс-конференции в Доме правительства 28 июня рассказала о том, что пик по числу зарегистрированных в Удмуртии безработных пришелся на начало марта этого года. Сегодня, по ее словам, ситуацию с безработицей удалось стабилизировать. С начала года по 21 июня число зарегистрированных безработных снизилось с 10 079 до 9 072 человек, что составляет 1,11% от экономически активного населения, это ниже, чем в среднем по России.

Фото: gtrk-saratov.ruЗвучит оптимистично, но почему-то совсем не радует. Экономический кризис усугубляется, бизнесы закрываются, потребительский спрос падает, снижаются реальные доходы населения, а регистрируемая безработица уверенно держится в районе одного процента. Чтобы понять, как умудряется наша доблестная статистика вместе со службой занятости добиваться появления таких островков спокойствия в море кризиса, обратимся, как водится, к деталям.

Раз, два — следующий

Во-первых, посмотрим, кто может находиться в официальном списке безработных? Условия там весьма жесткие: согласно информации с официального сайта Государственной службы занятости населения Удмуртии, постановка на регистрационный учет безработных граждан не осуществляется, если соискатель дважды в течение 10 дней отказался от подходящей для него, по мнению специалистов службы занятости, работы, включая временную.

Фото: sarapul.netПопробуем представить себе продавца-кассира, оставшегося сегодня без работы в Ижевске, — все мы видим пустующие помещения стрит-ретейла, поэтому вообразить такого человека будет несложно. Вот он заходит на портал службы занятости, находит там базу вакансий и набирает в поисковике желаемую зарплату — 20 тыс. рублей, место проживания — Ижевск и свою квалификацию — продавец-кассир.

На поисковый запрос выгружается всего одна вакансия — в ЗАО «Тандер» (это торговая сеть «Магнит») со сменным графиком и зарплатой от 17,1 тыс. до 21 тыс. рублей. Однако не всё так просто — в разделе «требования к кандидату» записано единственное условие: образование соискателя — 11 классов. Уже по этому пункту отсев потенциальных кандидатов будет немалый, но смотрим дальше.

В графе «адрес рабочего места» указано: Ижевск, ул. Удмуртская, 255в. Нашего соискателя это вполне устраивает, он звонит в ЗАО «Тандер» и с удивлением обнаруживает, что на сайте был указан адрес не его будущего рабочего места, а расположение офиса «Магнита», куда ему придётся прийти на собеседование. Работать же придется в Якшур-Бодье, в 43 километрах от Ижевска. Вот и все вакансии по продавцу-кассиру. Если же поставить в поисковике просто «продавец», то первым пунктом списка выходит популярная нынче работа по вахтовому методу, — для женщины с детьми, например, это неприемлемо.

Фото: © «ДЕНЬ.org»От обоих предложений придется отказаться и через 10 дней покинуть список официально зарегистрированных в Удмуртии безработных. Поэтому показатель регистрируемой безработицы можно считать малоинформативным. Больше информации о рынке труда нам дадут, пожалуй, данные о количестве трудоустроенных граждан: за пять месяцев 2016 года нашли работу через службу занятости 8,4 тыс. человек. Это на 9% больше соответствующего периода прошлого года. О чем это говорит? Как раз не о стабилизации ситуации на рынке труда, а о том, что там повысилась неопределенность и усилилась чехарда.

Иначе бы Удмуртия вряд ли попала в число 11 регионов, которым решено было выделить специальные компенсации работодателям по трудоустройству работников, уволенных из других организаций. Республика получит по этой программе 18,5 млн рублей из федерального бюджета, получатели компенсаций — в основном предприятия сельхозпереработки, а также кирпичный завод «Альтаир» и Чепецкий механический завод.

60 тысяч невидимок

Фото: kpcdn.netВероятно, понимая, что спасение утопающих — это дело их собственных рук, правительство Удмуртии старается стимулировать самозанятость. Как сообщила Надежда Губская, 138 бывших безработных открыли в 2015 году свое дело. Для того чтобы как-то стимулировать этот процесс, в мае этого года в сельских центрах занятости населения был объявлен конкурс по рассмотрению бизнес-планов безработных граждан на открытие собственного дела. Из бюджета Удмуртии на эти цели выделили 5 млн рублей. При средней сумме субсидии 67,57 тыс. рублей предполагалось оказать единовременную помощь по 74 проектам, однако на сегодняшний день таких проектов представлено всего 30. Прием заявок заканчивается в середине июля, то есть даже скромные 5 млн рублей, выделенные бюджетом, скорее всего, будут востребованы меньше чем наполовину.

Это при том, что, как отметила сама Надежда Губская, в Удмуртии сегодня около 60 тыс. человек из числа экономически активного населения нигде не трудоустроены, но, предположительно, имеют неофициальный доход. На первый взгляд выгоды от официальной регистрации очевидны — в первую очередь это отчисления в социальные фонды, пенсия. Только, учитывая неразбериху, которая творится сегодня в нашей пенсионной системе, регулярные «заморозки» накопительной части пенсии, трудно рассчитывать на то, что кто-то предпочтет меньший, но официальный доход более высокому из-за отсутствия НДФЛ и платежей в социальные фонды «теневому» заработку.Фото: © «ДЕНЬ.org»

Министерство труда Удмуртии в этих условиях надеется на то, что активно заработают «горячие линии», куда, например, может позвонить предприниматель, терпящий убытки из-за того, что его конкурент, работающий с незарегистрированным персоналом, незаконно снижает таким образом свои издержки и может демпинговать.

Когда бы старания Минтруда УР увенчались успехом и весь «теневой» сектор зарегистрировался, консолидированный бюджет и внебюджетные фонды получили бы дополнительно более 2,5 млрд рублей в год. Это если зарплата у них будет на уровне минимального размера оплаты труда, который с 1 июля этого года, согласно принятому недавно законопроекту, составит 7 500 рублей, плюс районный коэффициент, используемый в Удмуртии. При зарплате на уровне средней по республике — 24 747 рублей, по данным на апрель 2016 года, озвученным Надеждой Губской, во все уровни бюджетов и внебюджетные фонды поступит уже более 7,5 млрд рублей в год.

Принадлежащие городу нежилые помещения часто расположены в цокольных или подвальных помещениях на внутриквартальных проездах, поэтому продать их сложно. В таких условиях городу стоит подумать о том, чтобы не зацикливаться на коммерции, а отдать пустующие сегодня объекты в аренду за сумму, равную коммунальным платежам... Читать далее...Кстати, эту среднюю зарплату назвать таковой можно только формально. Ее рассчитывают как среднюю арифметическую, но с учетом растущего разрыва по доходам между наиболее и наименее обеспеченными гражданами (по данным Удмуртстата, это соотношение с 4,7 в 1995 году выросло до 11,9 в 2015-м) корректнее было бы считать среднюю медианную зарплату.

Если всех получающих зарплату в Удмуртии проранжировать по ее размеру, то средняя медианная зарплата будет у того, кто стоит в самой середине этой воображаемой шеренги. Так вот, при таком расчете средняя зарплата будет гораздо ниже средней арифметической. Вопрос о том, ведется ли в Удмуртии какая-то статистика по средней медианной зарплате, Надежда Губская фактически проигнорировала, начав рассуждать на тему развития механизма социального партнерства. Видимо, это одно из многих табу российской статистики.


Читайте также