Полная версия Мобильная версия

Экономические итоги года. Удмуртия: три фактора, три риска, три события

K 1957
J
Дмитрий Манылов

Декабрь 2015 года принципиально не тот, что в 2014-м. Прошлый Новый год мы встретили оглушенные девальвацией рубля, лихорадочно скупая неуспевшие подорожать товары. Сейчас ходят разговоры о новом падении нефтяных цен, но в общественном восприятии ползучая инфляция при сокращении спроса воспринимается тягостней, чем повторение нефтяного прыжка вниз. Удмуртия — как все, но есть и особенности, которые могут определить специфику нашего развития в новом году.

Фото: ru-kartinki.comУдмуртия вместе со всей страной осознала в этом году, что нынешний кризис не похож на события конца 2008 года. Тогда нас тряхнуло и отпустило, а сейчас как будто втягивает в какую-то изнуряющую воронку. Попытаюсь выделить три главных фактора, определивших развитие ситуации в этом году, три риска, которые могут реализоваться в будущем году, и три события, ставшие наиболее заметными в 2015 году в нашем регионе.

Три фактора

Денег нет, а как же шопинг? Надежда на распродажи: bestnews.biz Главным итогом года стало падение потребительского спроса и наших реальных располагаемых доходов. Статистика лукава, более или менее точно характеризует ситуацию падения оборота розничной торговли и общепита и последнее исследование ВЦИОМ, согласно которому число семей, которым не хватает или едва хватает средств на еду при невозможности, например, произвести минимальную смену гардероба, увеличилось в 2015 году с 22 до 39%. Чиновники вертят цифрами как хотят. Например, сравнивают текущий уровень цен с ситуацией в начале года, когда уже прошел первый постдевальвационный всплеск подорожания товаров.

Фото ©«ДЕНЬ.org»Второй фактор, косвенно связанный с первым, — рост прибыли в промышленности Удмуртии. Ничего сверхъестественного не произошло: по данным Удмуртстата, прибыль предприятий республики с января по октябрь 2015 года превысила прибыль в аналогичном периоде прошлого года на 13,5%. Диспропорция состоит в том, что заводы подняли цены на свою продукцию при немного снизившемся физическом объеме отгрузок. Сделали они это со значительным опережением к росту издержек — отсюда и прибыль. Это очевидный плюс для республиканского бюджета. Кроме того, часть этой дополнительной прибыли предприятия все-таки пустили на развитие и модернизацию. По крайней мере, если судить по распределенным недавно на конкурсе налоговым льготам в бюджет УР, крупнейшие машиностроительные заводы Удмуртии все же вложились в модернизацию.

Третий фактор — критический размер госдолга Удмуртии, не позволяющий властям региона эффективно проводить программы софинансирования инвестиционных проектов, развивать инфраструктуру. Инвестор может прийти на территорию, где растет спрос, — у нас категорически не тот случай. Он может появиться, если государство вкладывается в нужную ему инфраструктуру, — сейчас в республике это тоже сделать затруднительно. Остается преимущество дешевой рабочей силы, но похвастаться таким ресурсом можем не только мы — есть регионы с такими же низкими издержками на труд, но имеющие лучшие логистические характеристики.

Три риска

Фото: ijevsk.monavista.ruКогда у власти возникают проблемы с доходами, связаны руки в плане нормотворчества, остается собственность. Основные риски будущего года связаны с ней, а точнее, с новомодной аббревиатурой ГЧП (государственно-частное партнерство). Первое узкое звено — коммунальные сети. Растет объем недофинансирования, платежи населения и предприятий не позволяют даже сохранить степень износа сетей на существующем уровне. Возникает выбор — или оставить коммуникации в муниципальной собственности, но существенно поднять тарифы, или полностью отдать их в ведение частника, связав его неким условным обязательством по обеспечению бесперебойной работы сетей. Цена обязательствам, не подкрепленным материальным интересом и не в полной мере закрепленным юридически, как известно, невелика. Прогнозный план приватизации муниципального имущества Ижевска на 2016 год, утвержденный Городской думой 17 декабря, не предусматривает другой приватизации, кроме продажи нежилых помещений и передачи кое-какого электросетевого хозяйства в уставный капитал «Ижевских электросетей», 100% акций которых в муниципальной собственности. Однако это всего лишь прогноз, посмотрим, как будет развиваться ситуация.

Рисунок Дмитрия Петрова с сайта solidarnost.org Второй риск того же рода, но уже из сферы здравоохранения. Трудно сказать, как изменится качество медицинских услуг, но то, что их цена будет расти, — это к гадалке не ходи. Поскольку возможности платежеспособного спроса невелики, бурного роста частной медицины ждать не приходится. Тем вероятнее переход медицинских услуг в премиальный сегмент, недоступный простому народу. Третий риск тоже связан с ним: главной возможностью сохранить производство стал фактор дешевой рабочей силы — отсюда высокая вероятность очередных потерь в правах трудящихся (сокращение отпусков, лишение соцпакетов, увеличение рабочего дня при сохранении заработка).

Три события

Фото: newsarium.orgОценивать происходившие в 2015 году в Удмуртии события по степени их влияния на экономическую ситуацию будет некорректно. Все они — пустяковые в сравнении с ростом цен и проблемами в коммунальной сфере. Поэтому попробуем дать оценку событиям в экономике по информационному шлейфу и частоте упоминания в чиновных кругах. Тогда тройку можно представить так: Дни Удмуртии в Москве, Международный форум Удмуртии и появление новых перспектив у «ИжАвто» с началом производства «Лады Весты». Сюда же отнесем и появление в республике новой медийной персоны — президента АвтоВАЗа Бу Инге Андерссона.

Думаю, что несильно погрешу против истины, назвав первые два пункта парадными мероприятиями, не принесшими сколько-нибудь серьезного успеха. Инвестиционного прорыва не случилось. В этом смысле показательна отставка под Новый год главы Агентства инвестиционного развития УР Антона Орлова и предшествовавшая ей резкая оценка Александром Соловьевым работы инвестиционного блока правительства.

Примерно та же ситуация и с презентацией республики в Совете Федерации. Была продемонстрирована поддержка, выразившаяся в рекомендациях правительству обратить внимание на регион-труженик, недостаточно вознаграждаемый за работу. Видимо, в Москве знают, что Удмуртия не просто труженик, а терпеливый и молчаливый. Это как скромный ученик, который не тянет руку, а отвечает, только когда его вызовут к доске. При одинаковой степени подготовки оценки у него будет ниже, чем у выскочки.

Фото: © «ДЕНЬ.org»История с оживлением «ИжАвто» в целом оптимистична. Несмотря на то что надежды на российский рынок мало, есть шанс активно продвигать наши автомобили за рубежом. Бу Андерссон на встречах с прессой всячески уходил от ответов на вопросы о перспективах экспорта «Лады Весты», рассказывая лишь об успешном продвижении «Гранты» и «Лады 4х4». Сейчас уже известно, что «Весту» точно будут экспортировать. Сложнее с локализацией производства — по перспективам развертывания в Ижевске новых смежных производств по поставке деталей для автосборки пока полная тишина. Значит, масштабного синергетического эффекта от развития автопроизводства в Удмуртии не будет.

Так уж получилось, что плюсы, которые удалось рассмотреть в этом году, стали следствием каких-то существенных минусов — очевидных прорывных сигналов не было. Большинство экспертов и ньюсмейкеров связывают надежды на оздоровление с концом 2016-го и 2017 годом. Хочется надеяться, что они правы, по крайней мере, при условии сохранения существующих трендов, к этому времени в экономике поневоле придется предпринимать что-то радикальное.


Читайте также


comments powered by HyperComments