Полная версия Мобильная версия

С самозанятых взыщут. Налоговая система Удмуртии доберется до фрилансеров

K 2815
J
Дмитрий Манылов

При формировании доходной части бюджета Удмуртии на 2016–2018 годы властям приходится искать нестандартные решения. Фискальная политика должна обеспечивать эффективное перераспределение доходов и создавать стимулы для экономического роста. Смогут ли власти решить эти проблемы в условиях, когда существенного роста доходной базы не предвидится?

К 2016 году будет внедрена система налогообложения по патенту для самозанятых граждан. Фото ©День.orgНашумевшая проблема массового отказа россиян от статуса индивидуального предпринимателя из-за увеличения размера страховых взносов заставила власти задуматься об обратном эффекте резкого увеличения фискальной нагрузки. Собираемость налогов уменьшается. Но за этой проблемой есть еще одна, не менее важная — растет доля незанятых трудоспособных граждан. В 2014 году уровень экономической активности населения составлял в Удмуртии 71,8%. То есть источник дохода остальных неизвестен нашим фискальным властям, а это почти 30% граждан трудоспособного возраста, исключая официально безработных, которых в нашей республике 5,1%.

Источник дохода почти 30% граждан трудоспособного возраста не известен фискальным властям. Фото ©День.orgПо словам заместителя министра финансов Удмуртии Натальи Огневой, одним из способов вывода таких людей из тени должна стать внедряемая в республике уже к 2016 году система налогообложения по патенту для самозанятых граждан, не зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей. Это могут быть, например, фотографы, репетиторы, переводчики, арендодатели квартир.

Таких людей на самом деле немало, и их отчисления потенциально могли бы существенно пополнить доходную часть бюджета, но действенность налоговой новации будет зависеть от цены патента, которая пока не озвучивается, и от того, насколько эффективной окажется система налогового администрирования.

Малый бизнес любит тень

Проблему «серого» рынка нужно решать быстро, поскольку его доля растет, и для этого есть объективные предпосылки. Эффективность нелегальных схем можно проиллюстрировать простым примером. В контракты на проведение строительных работ по госзаказу, размещаемые на конкурсной основе, иногда закладывается цена кирпичной кладки в размере, в два раза меньшем, чем у «серых» строительных бригад, оккупировавших рынок индивидуального строительства. Понятно, что рабочим крупных строительных компаний при таких заниженных расценках достанутся крохи. Отсюда для них возникает прямая выгода уходить в тень и пополнять такие вот бригады, где они вынуждены существовать в условиях демпинга со стороны нелегальных мигрантов из стран СНГ. Но и при этом работать по «серой» схеме часто оказывается выгоднее, чем по найму в строительной компании.

Чтобы стимулировать развитие легального бизнеса нужны свежие нестандартные решения. Фото ©День.orgЧтобы стимулировать развитие легального бизнеса, нужны свежие нестандартные решения и действенные подходы к оценке эффективности нормотворчества. Власти это понимают и пытаются запускать такие технологии. Например, в 2016 году изменится и порядок введения налоговых льгот — при принятии решения о новой льготе будет в обязательном порядке рассматриваться источник ее финансирования. Таким источником могут быть дополнительные поступления в бюджет от отмены старой льготы или увеличение поступления по другим налогам и сборам. И одновременно с принятием льготы будет устанавливаться период времени, по истечении которого финансисты проведут анализ ее эффективности и примут решение о целесообразности дальнейшего использования.

Перекос между старыми и новыми бизнесами

Оценивая последние нововведения в налоговой сфере, можно сказать о некотором перекосе нормотворческих усилий в сторону вновь созданных предприятий и даже стартапов. Пример — снижение налоговой нагрузки для новых предприятий, осуществляющих капитальные вложения. Для них даже специальное название придумали — «гринфилды». Но, по данным Общественной палаты России, только 3,8% малых предприятий существуют более трех лет с даты регистрации. На это можно сказать, что налоговые послабления для новичков как раз направлены на то, чтобы больше таких предприятий доживало до четырехлетнего возраста. С другой стороны, именно в первые три года проходит процесс естественного отбора, и было бы эффективнее оказать поддержку предприятиям, прошедшим этот отбор, но попавшим в затруднительное положение в силу макроэкономических причин.

Проблема капитальных вложений для них может быть не менее актуальна — процент износа основных фондов продолжает увеличиваться, в нашей республике за 10 лет он вырос с 49,6 до 53,6%. При существующем перекосе налоговых послаблений в сторону новых предприятий у «старичков» возникает соблазн обойти законодательство и придумать механизмы вывода активов в формально независимые стартапы для получения льготы, а это опять лишает систему прозрачности. И в результате вместо создания эффективных стимулов роста получаем очередную имитацию бурной деятельности. Но в данном случае вопрос больше в сторону федеральной власти, система построена так, что местные чиновники, к сожалению, в основном реагируют на сигналы сверху.


Читайте также


comments powered by HyperComments