Полная версия Мобильная версия

Не без посторонней «помощи». Кто помог экс-главе Минздрава Удмуртии Чуршину подать в отставку?

K 10796
J
Жанна Ситникова

Не справился с обязанностями — примерно так сейчас звучит официальная причина отставки Алексея Чуршина с поста министра здравоохранения Удмуртии. За свою должность он сражался до последнего, но бой проиграл. Очевидно, за дело взялись настоящие тяжеловесы — силовики или главный федеральный инспектор. Даже недавний и спонтанный пикет против оптимизации в здравоохранении сейчас видится как своеобразный заказ, призванный додавить этот больной вопрос.

С 2015 года жители Удмуртии просили Алексея Чуршина исправить ситуацию в здравоохранении.Фото: ©«ДЕНЬ.org»

Внезапное утреннее сообщение в «Твиттере» врио главы УР Бречалова об отставке министра здравоохранения Чуршина совсем уж внезапным не было — ухода руководителя Минздрава в республике ожидают давно. Первый звонок прозвенел недавно. Сразу после назначения врио главы и отставки правительства УР Чуршина не оказалось в числе министров, получивших приставку «и. о.». Однако спустя несколько дней она появилась.

Александр Бречалов поставил Алексею Чуршину жирный минус. Фото: ©«ДЕНЬ.org»Как стало известно «ДЕНЬ.org», возвращение Алексея Чуршина в общий список министров стало возможным после его встречи с Александром Бречаловым. Очевидно, что и. о. министра смог убедить врио главы в том, что он может продолжать руководить вверенным ему Министерством здравоохранения.

«Все правительство до 10 сентября на испытательном сроке. Чуршин проявил себя со знаком минус, — прокомментировал журналистам отставку министра врио главы Удмуртии Александр Бречалов. — Мы разговаривали с ним в самом начале, он рассказывал о том, что проблемы есть, но в целом все хорошо, а оказалось, что все не так. Я побывал в районах, у меня огромное количество обращений граждан по этому вопросу, в Глазове мы ногами прошлись от одного дома до ФАПа, проблемы очень серьезные».

Депутаты Гордумы Ижевска и Госсовета Удмуртии отметили способность Алексея Чуршина говорить много и не по существу. Фото ©«ДЕНЬ.org»

Особенность Алексея Чуршина описывать ситуацию в здравоохранении Удмуртии намного радужнее, чем есть на самом деле, известна всей республике. Так же как и его способность «уболтать› любого, кто задает ему неудобные или острые вопросы. Но очевидно, что такая тактика срабатывает не всегда. Известно, что за последние три года в министерство с различными следственными действиями несколько раз наведывались силовики. В одном случае правоохранители провели выемку документов по закупке дорогостоящего оборудования и Алексей Чуршин прокомментировал этот факт так, словно сам позвал силовиков в министерство.

Алексей Чуршин любил рассказывать о своих спортивных достижениях. Фото: Александр Поскребышев«Это плановая проверка, согласованная со мной и мной санкционированная, — сказал Алексей Чуршин. — Мы не против, чтобы правоохранительные органы проверяли, каким образом проводятся торги и закупки для нужд здравоохранения. Мало того, после того, как я вступил в должность министра, я сам предложил руководству МВД по Удмуртии проверять руководителей здравоохранения, в том числе и меня, на полиграфе. Нам скрывать нечего».

В другой раз силовики наведались в Минздрав в поисках документов о премировании сотрудников. Вопрос о том, что было не так с этими деньгами, Алексей Чуршин вновь виртуозно обернул в свою пользу. «Скорее всего, это внутренние разборки», — сказал он тогда.

Однако дыма без огня не бывает. И по-видимому, этот скрытый огонь и сжег служебное кресло под Алексеем Чуршиным. Не исключено, что у тех же силовиков был некий «компромат», который, вероятно, не без «экспертного» участия бывшего министра здравоохранения Владимира Музлова или ГФИ по УР Дмитрия Мусина «лег на стол» Александра Бречалова либо стал убедительным аргументом в общении с самим Чуршиным. После чего он «по собственному желанию» покинул свой пост.

Бывший министр здравоохранения УР, а ныне руководитель Республиканской клинической офтальмологической больницы Владимир Музлов. Фото: архив газеты «День»

«Моя оценка — министерство с поставленной задачей в 2016 году не справилось, и я принял отставку министра, — прокомментировал Александр Бречалов. — Министерство нуждается в кардинальной перезагрузке. Мы не можем не реагировать на обращения граждан. Они связаны не только с оптимизацией, они связаны и в целом с доступностью и качеством медицинских услуг, лекарственными препаратами. Нам предстоит здесь очень большая работа».

Заместители министра Татьяна Демина и Людмила Гузнищева. Фото: ©«ДЕНЬ.org»Под кардинальной перезагрузкой может подразумеваться чистка административных рядов системы здравоохранения. Еще в 2015 году, когда Росздравнадзор обвинил Минздрав Удмуртии в нарушении прав человека, когда десятки тысяч жителей республики ополчились против Алексея Чуршина из-за последствий оптимизации, многие поговаривали — министра тянут на дно его замы — в частности, живущие как кошка с собакой Людмила Гузнищева и Татьяна Демина, а также внезапно и непонятно ради какой цели назначенный на эту должность Сергей Тоцкий. Даже бывший в то время главой Удмуртии Александр Соловьев, чьей креатурой, собственно, и являлся руководитель Минздрава, посоветовал однажды министру сменить команду.

«Никого увольнять не будем, — заявил тогда Чуршин. — Потому что не за что. Некоторые главврачи понесут административное наказание по выявленным нарушениям, а в целом, я считаю, у нас в министерстве слаженная команда. Да, с некоторыми мне работать некомфортно, но я вижу, что это профессионалы, которые болеют за свое дело душой, поэтому будем продолжать работать».

Когда же поднялась очередная волна с требованиями отставки министра, Чуршин лишь отмахнулся — мол, увольнять его не за что.

Во время пикета против закрытия противотуберкулезного диспансера в Сарапуле. Фото: ©«ДЕНЬ.org»

«У меня контракт на пять лет — до 2019 года, — сказал министр на очередной пресс-конференции. — Меня поддерживают врачи, поддерживает руководство республики, и я намерен отработать свой срок до конца, я в это верю. Я поставлен для того, чтобы честно работать. И мне нравится выражение Державина: „Лишь правда над Вселенной царь“. Поэтому я говорю правду. А искажать ее у меня нет никакого желания».

Видимо, проблема Чуршина в том, что «правд» оказалось намного больше: нехватка врачей, отсутствие мест в больницах и номерков на обследование, необходимость платить за медпомощь, вечные очереди в регистратуру и часто совсем нескорая «скорая».

 


Читайте также


comments powered by HyperComments